Выпуск 33

«C детства следил за Овечкиным. Сейчас он уже не является моим любимым хоккеистом, потому что уже не играет, как раньше. Он нёсся, лез, толкался, бросал. Машиной был! Сейчас уже стал опытнее».

 

Новый герой «Проспекта Будущего» — форвард уфимского «Толпара» Глеб Кузьмин.

— Тебя отдали в хоккей в Москве. Как и когда это произошло?

— Свою спортивную карьеру я начинал в Воронеже, так как сам оттуда. По детским садикам ходили тренеры. Меня выбрали из-за того, что был очень активным малым. В десять лет переехал в Москву… Ну не совсем переехал. Мы с мамой были в Москве, все остальные родственники — в Воронеже. С десяти до семнадцати лет я играл за «Динамо». На драфте меня выбрал «Салават Юлаев».

— Какова воронежская школа хоккея? Почему пришлось переезжать в Москву?

— В Воронеже я играл по 96-му году, хотя сам родился в 97-м. Пришло время, когда нужно было уехать. Не в укор Воронежу, но школа там слабая. Выбор пал на Москву, так как дети там намного сильнее. Перешёл туда для саморазвития.

— А как попал именно в динамовскую школу?

— К нам на турнир приехали представители «Динамо». Мама подошла к тренеру и спросила, можно ли приехать на просмотр. «А почему он не играет?» — спросил тренер. Мама объяснила ситуацию — я играл за 96-й год. Я получил согласие, приехал, и через два-три дня меня уже взяли в «Динамо». Вернулся в Воронеж разобраться со школьными делами. Забрали документы, переоформились и сняли квартиру в Москве.

— Насколько сложно было адаптироваться к Москве?

— Первое время было очень сложно. Потом уже привыкли. Потом было сложно адаптироваться к Уфе, когда я туда переехал.

— Поговорим о «Динамо». С кем из известных ныне ребят 97-го года рождения тебе удалось пересечься в команде?

— Мы играли в тройке с Жебелевым и Вихровым. Если посмотреть статистику, можно обнаружить, что эти два парня были лучшими по нашему году во всей Москве. Я играл с ними. Потом к нам пришёл Петунин, который играет в «Динамо» в ВХЛ. С Климом Костиным не пересекался. Вихров закончил карьеру, хотя был одним из лучших крайних нападающих. Ему помешали травмы, и он выбрал учёбу. Окончил школу с золотой медалью. Во всём был хорош! Он был для нас примером для подражания. И в школе успевал, и в хоккее. Выбрал школу. Всё же золотая медаль! Тот же Жебелев был одним из лучших. Вызывался в сборную России, когда играл в «Динамо», в течение нескольких лет. Сейчас выступает за «Атлантов».

— Что всё-таки у тебя не получилось в «Динамо»?

— В общем-то, всё получилось. Всё складывалось хорошо. Но на воспитанников «Динамо» на драфте была такая атака, что все «защиты» просто закончились. Мой агент говорил, что «Салават Юлаев» хотел меня взять к себе. Понимали, что «Динамо» вряд ли меня отпустит. Но в итоге сложилось так, что меня задрафтовали в «Салават» под 80-м номером.

Я об этом узнал, когда мне позвонил друг. Я играл в футбол с пацанами во дворе и был очень удивлён этой новости. Испытывал, честно говоря, смешанные чувства. Всё-таки семь лет провёл в «Динамо»…

— Давно работаешь с агентом?

— Да. Станислав Николаевич Романов — мой агент уже третий или четвёртый год.

— Ты сказал, что адаптация в Уфе проходила нелегко. Какие именно сложности испытывал? Как встретили в городе, в команде?

— Всё-таки МХЛ — это не СДЮСШОР. Там все одного возраста, а в «молодёжке» есть ребята постарше и помладше. Нормально адаптировался. Сначала было непривычно. Даже грустно. Но друзья рядом со мной всё же были. Я же приехал в Уфу с Ваней Биткиным и Денисом Ермошенко. Там ещё Петя Кузнецов был. Мы знали друг друга, но так близко не общались. А тут встретились и ближе познакомились. Потом ещё с Красильниковым, Воробьёвым… Потом — со старшими ребятами.

— Вспомни свой первый матч в МХЛ. Кто из ребят особенно тебя поддерживал в тот день?

— Тот матч против «Снежных Барсов» сложился очень хорошо. Мне удалось и забить, и голевую отдать. Миша Воробьёв в той игре отдал две передачи.

— Сразу почувствовал, что МХЛ — это уже не школа, как ты сказал?

— Конечно. Сначала было непривычно. С молодых всегда спрашивают куда больше. Мы смотрели на старших, что-то у них перенимали. Думаю, мы неплохо себя показали. Кроме того, тогда конкуренция внутри команды была значительно выше, чем сейчас. В принципе, в МХЛ и сейчас три «лимитчика», но тогда старших игроков было всё-таки больше. Пять человек 94-го года, много ребят 95-го и 96-го. Мы втроём постоянно играли — я, Воробьёв и Ваня Биткин. Всем нужно было играть, и кого-то иногда присаживали.

— Удалось Мишу Воробьёва поздравить с бронзой МЧМ?

— Да. Я был травмирован, не играл в январе с «Авто». Он приходил на игры, мы сидели вместе, он рассказывал нам о турнире. Сам он — очень прямолинейный. Многим это не нравится. Михаил — стеснительный, трудолюбивый и очень думающий игрок. Очень хороший парень.

— У тебя мама живёт в Воронеже. Удаётся ей следить за твоими выступлениями?

— Мама смотрит прямые трансляции в интернете. Сидят и смотрят вместе с отцом. Брат за меня тоже переживает, крестник… Все, в общем. Вся семья.

— Расскажи о своём восприятии Восточной конференции. Кого считаешь самым сложным, самым искусным соперником?

— На Западе конкуренция не такая сильная, как на Востоке. Здесь каждая команда может забрать очки у лидеров. Всё очень и очень плотно. Из соперников… «Реактор» — очень боевитая команда. Кроме того, техничная. «Белые Медведи» и «Омские Ястребы» играют в более академичный хоккей, особо не играют «в тело». Но я не могу так рассуждать! Мне нравится «Толпар», и я поставлю его на первое место!

— Как тебя выбрали капитаном команды?

— Не было никакого выбора. Тренерский штаб поставил перед фактом. «Выводишь команду» — сказали. Меня ещё в прошлом году выбирали, но я травмировался и отсутствовал два месяца. В итоге капитаном был Кирилл Шмурыгин. В этом сезоне тренеры доверили это право мне. Пытаюсь отрабатывать, оправдывать доверие.

Роль капитана для меня не нова. Я им был и в «Динамо». Мне это не мешает. Пытаюсь кому-то вовремя подсказать. Кто-то воспринимает мои советы, кто-то — нет, но это уже дело каждого.

— У хоккеистов обычно мало свободного времени. Как ты проводишь его? Удаётся куда-нибудь сходить в Уфе?

— Не так давно я был на больничном. Там свободного времени — навалом. А во время тренировочного процесса, когда появляется время, стараешься лишний раз поспать или просто полежать, отдохнуть. Иногда можно сходить в кино.

У меня есть девушка. Мы с ней познакомились в Уфе. Встречаемся уже два года. Мы ездили в Москву и Воронеж, знакомил её с ребятами из «Динамо».

— Кстати, с кем из них удаётся на регулярной основе поддерживать общение?

— С Гиви Читава, с Петуниным. А так — с Чебыкиным, Артёмом Волковым, когда встречаемся. С Милёхиным, который сейчас играет в СКА-1946 под руководством отца. Леонов играет в «Витязе».

— Следишь за НХЛ? Есть любимая команда или хоккеист?

— Каждое утро, как проснусь, захожу в MyScore. У меня там стоят уведомления на многих командах — «Вашингтон», «Тампа-Бэй», «Монреаль», «Филадельфия», «Колорадо»… Да все команды интересны! Из игроков — с детства следил за Овечкиным. Сейчас он уже не является моим любимым хоккеистом, потому что уже не играет, как раньше. Он нёсся, лез, толкался, бросал. Машиной был! Сейчас уже стал опытнее.

— Важный вопрос: ты на льду и в жизни — два разных человека?

— Я всегда стараюсь оставаться спокойным. Бывают ситуации в жизни, когда я завожусь, не могу промолчать. На льду стараюсь себя успокаивать. Когда распыляюсь, игра от меня уходит. Стараюсь концентрироваться на игре. Не знаю, разный я или одинаковый. Об этом судить партнёрам.

— Кем ты видишь себя через десять лет?

— Если честно, подумывал насчёт работы комментатора. Это же интересно — быть экспертом, обсуждать хоккей. Мне это близко, я всё знаю, всем интересуюсь. Но, в первую очередь, конечно, остался бы хоккеистом.

— В какую команду стремишься попасть в ближайшее время?

— Конечно, хотелось бы остаться в Уфе и пробиться в «Салават Юлаев». Но хоккейная жизнь такова, что ты можешь остаться на месте, а можешь поехать во Владивосток и играть в «Адмирале». Жизнь покажет. Моё дело — играть. И не так важно, где.

— Ты — суеверный?

— Конечно, очень. Но все свои суеверия предпочту оставить при себе.

Екатерина Колоскова, Игорь Сидоренко

«В тени рекордов»

avatar