Выпуск 28



«Я бы разделил весь матч на «до» и «после». После этого мысли были, конечно, но я пытался их отбросить, чтобы команда удачно закончила матч. А так — иногда проскакивала мысль: «Хорошо, что наконец-то забил».

Роман Ивашов, нападающий ХК «Автомобилист»



— Ты родился в Перми. Рассказывал, что карьеру в хоккее начал из-за отца. У него были перспективы пробиться в профессиональный спорт?

— Хоккей — наше обоюдное желание. Я ходил на тренировки отца, потом по возможности оставался кататься самостоятельно. Даже на открытых катках на улице. Папа поставил меня на коньки, а потом уже я и сам втянулся. Насчёт перспектив отца… Скорее всего, их не было. В Перми не было возможности профессионально заниматься хоккеем.

— Из-за сильной конкуренции в «Молоте-Прикамье»?

— Нет. Просто он не играл в хоккей в детстве. Стал увлекаться в более позднем возрасте. Тогда уже он и начал кататься с любителями.

— Был кто-то из родных против твоих занятий хоккеем?

— Вроде никто не был против. Главное — мне нравилось, а в семье не было никаких ограничений.

— Твой любимый номер — 71. Почему именно этот? Насколько принципиально играть именно под ним?

— Раньше было принципиально! Сейчас стал к этому относиться по-другому. А 71 — из-за года рождения мамы.

— В интервью ты много говорил про своего земляка Александра Гулявцева. Ты видел вживую, как он играл?

— Да! Я ходил, когда мог, практически на все матчи «Молота». У них была пятёрка… Владислав Отмахов там играл, который сейчас — тренер «Авто». Помню, как они играли, как забивали…


— А помнишь свой первый матч профессиональных команд, на который ты пришёл зрителем?

— Как раз в Высшей лиге на «Молоте». Не помню, с кем играли. Совсем маленький тогда был — лет семь, наверное. Мы тогда, наверное, приходили, чтобы поиграть с теннисным мячиком. Но и за хоккеем наблюдали.  

— Вернёмся к недавним временам. Ты поиграл за юниорскую сборную и рассказывал в интервью, что тебе очень понравилась атмосфера на хоккее в Канаде. Было ли желание попробовать себя в канадских молодёжных лигах?

— Нет. Я считаю, здесь пробиваться намного лучше и интереснее. Здесь больше перспектив, чем там.

— То есть, в будущем за океан тебя не тянет?

— Если только в НХЛ. А так — нет желания. Здесь всё есть. Попадай в МХЛ, показывай себя, и тогда — в главную команду.

— Кстати, давай возьмём пример Никиты Трямкина. Его в «Ванкувере» хотели сослать в АХЛ, но он отказался. Что бы ты сделал на его месте? Вернулся в Россию или продолжал бы работать, чтобы вернуться в основную команду?

— Наверное, поехал бы в АХЛ. Ведь если твоя мечта — НХЛ, ты должен делать всё, чтобы играть там и доказывать. Если не получилось бы после АХЛ, наверное, вернулся бы.


— Кто из тех ребят, с которыми ты выступал за юниорскую сборную, сейчас известен широкой публике?

— Кирилл Капризов, Михаил Воробьёв… Там много людей! Да полкоманды, наверное! Тот же Данила Квартальнов.

— Общаешься с ними сейчас?

— Да, с некоторыми.

— Как считаешь, каковы перспективы нашей сборной на молодёжном чемпионате мира?

— Все команды Валерия Брагина — боевые, с характером. Думаю, благодаря этому на турнире будет примерно то же самое, что и обычно. Ребята будут бороться за самые высокие места за счёт характера и самоотверженности.

— Кого видишь в числе наших основных соперников, кроме Канады?

— Да всех! Это молодёжный хоккей. Финны, я думаю, сильными будут. Все команды европейские…

— Кстати, если о европейском хоккее. Чей стиль игры тебе ближе? Кого больше всех нравится смотреть?

— Наверное, финский стиль. А ещё то, как играют канадцы в последние годы. Не «бей-беги», а комбинационный хоккей, множество забитых шайб. В общем, силовой стиль, но в котором преобладают голы.

— Как давно играешь в настольный теннис?

— Где-то пять лет.

— Это стало твоим увлечением на сборах? Или начал играть ещё с родными?

— У нас в школе, где я играл в хоккей, была секция тенниса. Вообще я ещё раньше начал играть с отцом. А потом узнал про секцию, пошёл туда ради интереса, попробовал. Получилось так, что меня оставили. Потом по возможности в свободное от хоккея время даже выступал за школу на соревнованиях! Брали третьим, четвёртым номером. Там-то уровень высокий. У меня — не такой.


— Кто в «Автомобилисте» лучше всех играет в пинг-понг?

— В «Автомобилисте» — не знаю.

— А в «Авто»? Наверное, ты?

— Думаю, я буду там одним из лидеров. А вот Арсений Елтышев, наверное, самый сильный.

— В «Авто» вас сейчас тренирует Венер Сафин. Он пробовал себя в КХЛ, но вот уже несколько сезонов работает в «молодёжке». Сначала в «Толпаре», а теперь — с вами. В чём сильные стороны этого тренера? Что не позволило ему закрепиться в КХЛ?

— А почему не позволило? Это обстоятельства так сложились, что он сейчас не там. Каждому тренеру хочется поработать главным в КХЛ. Венер Расихович — грамотный специалист, очень опытный, работал с Быковым и Захаркиным. Уже на первых сборах стало понятно, что это за тренер. Всё грамотно и по делу, без каких-либо непонятных ситуаций. В игре он, в принципе, как и все тренеры, иногда подкрикивает на нас, но это нормально. А так — спокойный, никогда не кричит. Мне нравится с ним работать. Я и раньше за ним следил, мне нравилось, как он работает. Очень обрадовался, когда узнал, что он будет с нами в «Авто».

— Сейчас в «Автомобилисте» ты работаешь с Владимиром Васильевичем Крикуновым. Успел почувствовать разницу в работе над «физикой»?

— Так у нас не было времени на подготовку! Игры идут через день, особых пауз нет. Думаю, такие сборы ещё впереди. Тем более, проходил «предсезонку» с «Авто».

— Ну а рассказы про «баллоны» и про то, что Крикунов не жалеет своих игроков при работе над «физикой» — это правда?

— Когда у команды не было игр в течение недели, он устраивал мини-сборы. Но меня не было в тот момент в команде. Меня отправили в нижнетагильский «Спутник». Ребята говорят, что было тяжело, по две тренировки в день. Но я это не застал. Приехал сразу к играм. А в игровом процессе — только восстановительные тренировки, как у всех.


— Кстати, как тебе хоккейный Нижний Тагил? Как атмосфера на матчах «Спутника»?

— В Нижнем Тагиле я был много раз. Обычный нормальный город. Есть все условия, чтобы играть — проживание, питание, хорошая организация, тренерский штаб. Правда, за «Спутник» я сыграл всего два матча, и то оба — на выезде.

— Ещё ты успел поиграть в ХК «Липецк». Что скажешь про Липецк как хоккейный город?

— Там мне очень понравилось. Туда я впервые уехал один от родителей. Жил с ещё одним парнем из «Автомобилиста». Тоже побыл недолго — две недели, всего три игры. Но домашние! Атмосфера очень хорошая, приходит много зрителей. Они болеют за команду! Для города «Липецк» значит многое, болельщики активно поддерживают ребят. Коллектив, атмосфера… Запомнил этот город.

— Застал там легендарного шмеля Жеку?

— Да! Сначала был в шоке! Но с ним не фотографировался.

— Теперь давай перейдём к самому приятному — твоим выступлениям в Континентальной хоккейной лиге. Ты дебютировал в начале календарного года в матче против «Авангарда». Как тебе сообщили, что ты летишь с основной командой? Что ты почувствовал в тот момент?

— В том сезоне получилось примерно так же, как и в этом. Я уехал на поезде с «Авто» на выезд вечером. Утром мы приехали в Омск, и мне сообщили, что вечером я играю за основную команду. Чуть-чуть отдохнул в гостинице, поспал, прогулялся. Вечером почти без раскатки сыграл игру и улетел обратно в Екатеринбург с основной командой.

— Первая игра в КХЛ — и сразу почти десять минут на льду. Физически ты выдержал. А каково тебе было в смысле психологии? Кто из партнёров особенно поддерживал?

— Как раз психологически мне было легко. Тренер просил не волноваться, воспринимать всё проще. Как раз в той игре я не волновался вообще, хотя получалось не всё. Старшие партнёры подбадривали все.

— Недавно вы обыграли СКА в Санкт-Петербурге. Это пока самая яркая победа в карьере в отдельном матче?

— В КХЛ — да. Ну по детям мы чемпионами России становились ещё. А так — да, самая значимая победа была в Питере.


— Ещё более приятный момент — матч против «Северстали». Сам забрал свою первую шайбу?

— Нет, мне помогли.

— Ты говорил, что не сразу осознал, что забил первый гол в КХЛ. Как провёл всё остальное время? Отбросил мысли о первой шайбе? Или не покидало ощущение, что сегодня — уже важный день в твоей жизни?

— Это было в середине игры. Я бы разделил весь матч на «до» и «после». После этого мысли были, конечно, но я пытался их отбросить, чтобы команда удачно закончила матч. А так — иногда проскакивала мысль: «Хорошо, что наконец-то забил». До гола играл как играл. Ничего особенного.

— Ты бы хотел всю свою российскую карьеру провести в «Автомобилисте»? Или не хочешь загадывать?

— Не думал об этом. Но начало карьеры и её продолжение хотел бы провести в Екатеринбурге.

— Кстати, почему из Перми вы в своё время переехали именно в Екатеринбург?

— Меня звали именно сюда. Предоставили хорошие условия и настаивали на моём переезде. А в Перми команда развалилась. Не было вариантов играть там.

— Можешь провести какую-то параллель между собой на льду и в жизни? Это два разных человека?

— В жизни я спокойный, без особых «заскоков». Клюшкой бить не буду, как «любители» в Бурятии. Но и на льду не сказал бы, что становлюсь каким-то злым. Играю по ситуации, с «холодной головой».

— Как проводишь свободное время?

— Если есть свободное время, пытаюсь по возможности ходить в университет. Учусь в Екатеринбурге на тренера. Но тренером быть не хочу.

— Как думаешь, если «Авто» выйдет в плей-офф (4 место в Восточной конференции на 8.12 — Прим. ВТР), тебя спустят из «Автомобилиста»?

— Пока рано об этом рассуждать. Я ещё не закрепился в основной команде. Мне нужно здесь остаться, а потом уже смотреть. Я пока сыграл мало игр за «Автомобилист». Это ничего не значит. Нужно работать. С «Локомотивом» вот сыграл плохо. Может всё поменяться. Уже завтра могу поехать в «Авто».

— Допустим, ты долгое время играешь в «молодёжке», тебя поднимают в основную команду, а затем отправляют обратно в МХЛ. Ты воспринимаешь это как личную неудачу или, наоборот, возможность привести в порядок свою игру и снова пробиться в «основу»?

— Смотря когда и как тебя спускают. Допустим, если «Авто» предстоят важные и тяжёлые игры, то это только в плюс, так как ты можешь помочь команде добиться результата. А если спустили и сказали: «Всё», понятное дело, что это плохо для тебя, и ты расстраиваешься.

— Ты сказал, что не хочешь быть тренером. Видишь ли себя в хоккее после завершения карьеры в другой роли? Президента клуба, комментатора, эксперта…

— Пока не вижу. Я не думал об этом.

— А каковы твои карьерные цели?

— Как я уже сказал, закрепиться в «Автомобилисте» и играть на высоком уровне, в КХЛ, на протяжении долгого времени. По возможности уехать в НХЛ, если будут такие предложения.

Екатерина Колоскова, Игорь Сидоренко

«В тени рекордов»

avatar