Выпуск 27




«Мы проигрывали — 3:5. Но у меня было чувство, что мы выиграем. Ребята поверили в свои силы. Получилось раз, два, три… Выиграли — 7:5» 

Максим Кудрявцев, вратарь МХК «Крылья Советов»



— Родился ты в Москве, но в хоккей тебя отдали в Ставрополе. Как это было? И почему именно в хоккей? Ведь твой регион считается скорее футбольным.

— Конечно. У нас очень тепло, поэтому так. А ситуация была следующая. Я на тот момент давно хотел научиться кататься на коньках. В торговом центре открылся маленький каток. Я попросил маму сводить меня туда. «Без проблем» — говорит. Я уже тогда был рослым, крупным, выделялся среди сверстников. Мы поехали туда. Там открывалась хоккейная секция. Меня заметили, пригласили. Сказали, что такой крупный мальчик без проблем впишется в нашу команду. Начал заниматься. Но пробыл там недолго. Главное — научился кататься. А затем перешёл на позицию вратаря.

— Сам решил? Или кто-то поставил?

— Мы постоянно бегали и катались. А я смотрел на вратарей и думал, что они больше отдыхают. Решил, что это — по мне. Но оказалось не так просто.

— Были варианты с другими видами спорта?

— Были. Но хоккей был моим решением. Захотелось попробовать что-то новое. Мне ведь тогда было уже одиннадцать лет. Мама переживала, что хоккей — очень травмоопасный спорт. Я ещё добавлял масла в огонь. Скачивал разные силовые приёмы из НХЛ и показывал ей. Она сильно переживала и волновалась за меня. Предлагала перейти в футбол. А я уже в детстве говорил, что футбол, по-моему, менее мужской спорт.


— Как называлась твоя первая школа в Ставрополе?

— «Союз».

— До какого возраста дети занимаются в «Союзе»?

— Не узнавал. Тренер просто собирал с нас взносы, учил нас кататься и играть. Мы ездили и играли с другими командами региона. Нас иногда приглашали на турниры. Но у нас не было специализированной детско-юношеской спортивной школы. Просто команда. Там было две группы — старшая (94-97 годы) и младшая (до 2002 года). Так мы и занимались. Самым нашим крупным турниром была «Золотая Шайба» в Пензе. Там мы выиграли только один матч. Но меня опять заметили, уговаривали остаться в Пензе. Но я не подходил по возрасту. Там был турнир по 98-му году, а я же — 97-го. Поехал как подставной. Но у меня день рождения — в декабре, поэтому мне разрешили играть.

— Кто-нибудь сегодня выступает из тех ставропольских ребят в большом хоккее, кроме тебя?

— Пять человек. Четыре полевых и я. Сначала вместе играли в Питере, затем судьба разбросала нас. Мы с защитником поехали в Московскую область. Здесь — сильный уровень, больше игр. Я хотел развиваться. Те ребята остались в Санкт-Петербурге. Один завязал, другой ушёл в учёбу, третьего подвело здоровье… Четвёртый расхотел играть в хоккей и ушёл к отцу в бизнес.

— Как появился вариант с санкт-петербургским «Спартаком»? Почему выбрал именно эту команду?

— Наши родители общались друг с другом в Ставрополе. Кто-то предложил поехать. Сначала мой друг позвонил в «Спартак», а потом пригласил всех нас. Обычно у ребят звонили родители, а я позвонил сам и попросился на просмотр. В итоге поставил родных перед фактом, что еду туда. «Хорошо — сказали. — Посмотрим, что из этого выйдет».

— Наша постоянная рубрика «Первый матч в МХЛ». Что это была за игра? Что запомнилось из этого дня?

— Если я не ошибаюсь, это было года два назад. Я пришёл в «Атланты» посередине сезона. Меня подписали перед Новым годом. Первый матч сыграл в феврале на выезде против «Серебряных Львов». Мы выиграли — 4:3 в овертайме. Кстати, моим оппонентом в том матче был Григорий Трещалин, с которым мы сейчас вместе играем в «Крыльях Советов». Много было моментов в том матче, относящихся к моей игре. Как положительных, так и отрицательных. Запомнилось, как команда отнеслась к моему дебюту. Сначала ошибались, не были уверены во мне. Но я сразу включился в игру и помог команде. Ребята поверили в меня, отлично сыграли в нападении, помогли в обороне. В итоге выиграли матч.


— А почему тебе так часто пришлось менять клубы? То Оренбург, то Ступино, то Дмитров…

— Ситуации были разные. Пару раз меня выгоняли из-за моего характера. Где-то условия были не такими хорошими, как обещали. Меня приглашали в более сильный клуб. Я всегда старался пользоваться такими шансами. Иногда получалось так, что тренер меняется и приводит своих вратарей. Сидеть на «банке» не особо вдохновляло.

— Как раз в «Атлантах» ты отыграл сезон и ушёл. С чем это было связано?

— Не я ушёл. «Атлант» расформировывался, был весь в долгах. Насколько меня информировали, нас сначала отдали в СКА, а затем оттуда — в «Спартак». Мне позвонили и сказали, что я еду на сборы со «Спартаком». Сначала подтянули тренироваться с основным составом. Брали как «лимитчика» на матчи КХЛ.

— Как возник вариант с «Крыльями Советов»?

— В конце сезона в «Атлантах» я получил травму. Был очень долгий период восстановления. Потом подключали к основному «Спартаку» как «лимитчика». Из-за этого пропустил бОльшую часть сезона. Понял, что нужна практика, опыт. Надо наиграться. Предложили вариант с «КС». Я сразу согласился. Тем более, мне здесь нравится. Серьёзная поддержка внутри клуба, трибуны постоянно гонят нас вперёд…

— Есть ощущение, что возродилась большая команда?

— Да, делаем всё возможное, чтобы это снова было так. Правда, пока длительные серии поражений морально выбивают. Выходим биться, но где-то чего-то не хватает. Не знаю, с чем это связано. Никого не хочется винить.


— Кто изначально пригласил тебя в «Крылья Советов»?

— Тренер вратарей «Спартака» сказал, что для меня будет лучше наиграться, нежели остаться в клубе. Мол, неизвестно, как всё сложится. А в «Крыльях» я могу спокойно покусаться за место в составе. Сразу же поехал в Сетунь.

— Пока вы очень нестабильно выступаете в Чемпионате МХЛ. Чего глобально не хватает, чтобы цепляться за плей-офф?

— У нас много людей, у которых не было опыта выступления в МХЛ. Они ещё не привыкли к этому уровню. Сначала собираются, пытаются почувствовать свою игру. Потом что-то не получаются — и уверенность в себе теряется. Возможно, не всегда досконально выполняем тренерские установки. Однако поддержка трибун, например, мне даёт уверенность в своих силах.

— Президент клуба Алексей Морозов с вами разговаривал?

— Да, заходил пару раз в раздевалку, общался с нами. Уже не помню, что он говорил. Вроде было не так давно. В начале сезона желал нам удачи.

— За кем из хоккеистов следишь особенно пристально?

— Да за всеми вратарями слежу! Тот же Сведберг, как я подметил, никогда не закатывается глубоко в ворота. Спокойно играет вдалеке от них. У него очень хорошая техника ловли шайбы ловушкой. Другой хорошо играет клюшкой, третий грамотно занимает позицию. Четвёртый хорошо двигается… У каждого вратаря есть свои сильные стороны. Я пытаюсь объединить это в своей игре, тренировать свои слабые стороны. Как только у меня автоматически начнёт получаться, приступлю к следующей слабой стороне.


— Главные плюсы и минусы твоего характера?

— Да много их. На льду я — вспыльчивый. Это самый большой минус. У меня горячая голова, а должна быть холодная. Но я исправляю этот момент. Из плюсов — наверное, то, что я всегда стараюсь завести команду. Когда проигрываем, кто-то может сдаться чуть раньше. Я стараюсь подбодрить ребят, чтобы играли и бились до конца. Как это было в Хабаровске. Мы проигрывали — 3:5. Но у меня было чувство, что мы выиграем. Я стал подбадривать ребят. Мы забили, потом долго оборонялись. Команда мне помогла. Затем ребята поверили в свои силы. Получилось раз, два, три… Выиграли — 7:5.

— Как любишь проводить свободное время?

— Посещаем разные увеселительные мероприятия — кино, торговые центры. Приглашали на квест с одноклубниками, но не смог по учёбе.

— Кстати, где ты учишься?

— В РГУФКСМиТ на тренера. Это не стандарт. Я хотел в другое место. Но в «молодёжку» я попал уже в 16 лет. Это как раз был одиннадцатый класс. Всё свободное время я уделял тренировкам. Из-за этого в смысле учёбы всё получилось немного не так, как я хотел.

— «Крылья Советов» снимают квартиры своим игрокам. Много в команде приезжих?

— Да. Тут у нас где-то 8-9 человек. Клуб нам помогает. У кого-то есть база, кто-то снимает игрокам гостиницу…

— В «Атланте» ты играл при Алексее Ярушкине. Расскажи о нём, каков он как тренер и человек?

— Алексей Анатольевич — очень целеустремлённый. Достаточно взрывной. От него редко можно услышать похвалу. Он очень трудолюбив. По-моему, он говорил, что если игрок что-то не умеет, но у него горят глаза, то ничего страшного, научим. Для него желание игрока — это главное. Он любил интенсивную работу и быстрый хоккей.

— Кем ты себя видишь в будущем? Уже строил планы на ближайшие десять-пятнадцать лет?

— Как и любой парень, мечтаю попасть во взрослый хоккей — КХЛ, НХЛ. Но я не люблю загадывать. Есть такая пословица: «Хочешь рассмешить Бога — расскажи ему о своих планах». Чтобы стать тем, кем я хочу, нужно очень упорно трудиться. Хочу играть так же долго, как Ягр. До сорока пяти или даже до конца жизни, как Ярдо сам говорил. Всё зависит от здоровья. Иногда выбора у тебя просто нет. Но я уверен, что всегда можно найти выход из любой ситуации.

Екатерина Колоскова, Игорь Сидоренко

«В тени рекордов»

avatar