Выпуск 26



Обладатель Кубка мира по хоккею среди молодёжных клубных команд, "Кубка Харламова-2014"  - Игорь Лапшов, МХК «Спартак»






— Ты родился в Саратове. В каком возрасте принял решение уехать?

— В четырнадцать лет. Уехал в 2010 году.


— Когда и в какую хоккейную школу тебя отдали впервые?

— В шесть лет в школу саратовского «Кристалла».


— А почему именно в хоккей?

— Получилось так, что родители однажды решили отдать меня в какую-либо спортивную секцию. Дети их знакомых уже занимались в «Кристалле». Решили показать мне, что такое хоккей. Привели на тренировку. Понравилось. Начал заниматься.


— Когда ты стал играть нападающим?

— Честно говоря, не помню. По-моему, сразу. Возможно, папа когда-то спрашивал, кем я хочу стать — нападающим, защитником или вратарём. Я сразу сказал, что хочу играть в нападении, забивать шайбы, атаковать ворота…


— Родители как-то связаны с хоккеем?

— Они у меня — спортивные. Папа много чем занимался в своё время. В том числе, в хоккейной школе «Юность». Мама тоже занималась спортом. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить своих родителей за всё, что они для меня делают!



— Какие ещё варианты были, помимо «Спартака»?

— В Саратове проходил турнир с участием разных клубов. Туда приехал «Спартак». Тренеры команды обратили на меня внимание и пригласили на просмотр. В Саратове условий для роста не было, потому что финансирование команды было не очень хорошим. Нужно было как-то расти дальше. Мы решили приехать на просмотр, а затем уже переехать всей семьёй, когда меня взяли сюда. Сейчас у меня брат занимается хоккеем. Кстати, тоже в «Спартаке». Но в группе 2006 года рождения. Он младше меня на десять лет.


— Ты играл в шведской «Арбоге»…

— В «Спартаке» у меня был выпускной год. В межсезонье сборов как таковых у нас не было. Не помню, почему. Я сам ездил на дополнительные сборные. Там были тренеры из других стран — Канады, США, Швеции… Как раз шведский тренер обратил на меня внимание. Он подошёл к моему отцу после одной из тренировок в конце сборов. Сказал, что я ему понравился, и пригласил меня попробовать себя в Швеции. Мы с папой посоветовались. Решили — почему бы и нет? Это другая страна, там — другой хоккей и немного другой уровень. Поехал туда и сыграл сезон в «Арбоге».


— Чем шведский хоккей отличается от нашего? Что тебе запомнилось за время выступления в Швеции?

— Запомнилось отношение к хоккею. У нас тренеры любят заставлять что-то делать с помощью «пинков». Там никого не нужно принуждать. Человек захотел — пошёл заниматься в зал. Захотел — приехал на дополнительные тренировки. С самого рождения их приучают заниматься самостоятельно, если им это нравится. Любишь хоккей — играй в него и работай над собой. Понравился подход шведов с точки зрения психологии. В России тебя сажают на скамейку за каждую ошибку. Там тебе дают играть. Ничего страшного, если ты вдруг ошибся. В плане самой игры там — более силовой, более жёсткий хоккей. Возможно, из-за того, что площадки поменьше. Соответственно, там больше бросков по воротам. У нас — более комбинационная игра.


— Общаешься с кем-то из партнёров по «Арбоге»?

— Да, общаюсь. Там были ребята с Латвии, с которыми я более-менее мог поговорить, потому что со шведским и с английским у меня не особо…



— Из латышей кто-то сейчас играет в КХЛ или в сборной страны?

— Нет, они играют там же, в Швеции за молодёжные команды. Недавно списывался с одним из парней на этот счёт.


— В итоге ты вернулся в Россию. Почему не получилось остаться в Швеции?

— Ну почему же не получилось? Мне предлагали остаться. Другое предложение было из России. Принял решение вернуться.


— Расскажи про свой первый матч в МХЛ. Какие впечатления остались у тебя от того дня?

— Вообще не помню свой первый матч! Это было при Олеге Владимировиче Браташе. По-моему, играли с ХК «Рига» в Латвии. Помню, что все движения сразу стали быстрее.


— Почувствовал отличия МХЛ от юниорского хоккея?

— Отличия есть буквально во всём — в скоростях, в опыте, в технике, в катании… Пасы точнее, броски — более нацеленные, требования — куда более серьёзные. Как я уже говорил, за каждую ошибку тебя сажают на «лавочку». Когда из «молодёжки» перешёл в ВХЛ и отыграл четыре матча за воскресенский «Химик», почувствовал то же самое.


— В чемпионском для МХК «Спартак» сезоне во время плей-офф уже не было основной команды. Ты хотел уйти из «молодёжки» в это время?

— Нет. Даже мысли такой не было! «Спартак» — это особенный клуб с огромными традициями. Без этого клуба нельзя в принципе! Мне нравится тут играть. После моего переезда из Саратова «Спартак» стал вторым домом.


— Чем тебе запомнился Олег Браташ как тренер?

— Жёсткий и требовательный. В то же время справедливый. Кстати, в первый год меня поддерживал не только Олег Владимирович, но и вся команда. В том числе, старшие. Володя Пешехонов, Артём Батрак… Все давали советы по игре. Сейчас уже я даю их ребятам 99-го года рождения, что-то подсказываю.


— Что для тебя значит та победа в Кубке Харламова?

— Сначала я просто не поверил в это. Не мог осознать происходящее. Потом стало очень приятно, что мы это сделали не только для себя, но и для болельщиков.




— Ты уже очень давно играешь в Молодёжной хоккейной лиге. Сам сказал, что уже даёшь советы ребятам помоложе. Чувствуешь себя старожилом?

— Да, уже песок сыпется. Хочется, конечно, расти дальше, играть с мужиками в ВХЛ и КХЛ.


— МХК «Спартак» в этом сезоне выступает очень достойно. Как расцениваешь шансы команды на итоговый успех?

— Есть все шансы на то, чтобы вновь взять Кубок. Всё зависит от нас и от того, что у нас в голове. Если правильно настроимся, всё у нас получится. Тем более, плей-офф — это прежде всего психология. В том сезоне у нас тоже был очень серьёзный состав. Мы играли с командой, которая не сильнее нас. Но они подготовились лучше нас, настроились лучше нас, потому и выиграли. Мы уступили именно в психологии. Это очень важно. Многое зависит также и от тренера. Он должен мотивировать ребят, собирать их, находить нужные слова перед играми.


— При каких обстоятельствах тебя позвали в воскресенский «Химик»?

— В том сезоне ни с того ни с сего позвонил начальник команды и сказал: «Ты завтра едешь в Воскресенск». Я отправился туда, потренировался и отыграл несколько матчей. Потом спустили обратно в МХК «Спартак». В «Химике» я всё же набрал одно очко — отдал там передачу. Не знаю, почему его потом у меня отняли.




— Есть ли у тебя любимый хоккеист?

— Нравится, как играет Сергей Мозякин. За иностранцами особо не наблюдаю. НХЛ смотрю, но только в обзорах. Игры из-за разницы в часовых поясах смотреть не получается. За самим хоккеем там, конечно, приятно следить.


— Ты сейчас где-то учишься?

— Да, в Университете физкультуры на тренера. Как обычно.


— 56-й номер выбирал сам?

— Нет, мне его дали. Изначально хотел взять 11-й номер. Решил выбрать его себе в этом сезоне. Изначально проходил сборы в Воскресенске. Надеялся, что начну сезон именно там и останусь играть. Но за 3-4 дня до первой игры регулярного чемпионата я заболел. На выезд не взяли, сказали ехать в «молодёжку», чтобы не терять форму. Мол, потренируешься, а потом вернём тебя обратно. К сожалению, этого не произошло. В итоге я ещё получил травму. Где-то месяц я пропустил. Когда приехал сюда, меня стали спрашивать, какой номер мне бы хотелось получить. Я сказал: «Одиннадцатый». А мне ответили, что его нельзя брать, потому что он уже задействован в КХЛ. И дали 56-й номер. Поэтому я его не выбирал.


— Кем ты себя видишь в будущем? Хочешь быть комментатором, экспертом или остаться в хоккее тренером?

— Не думал настолько глобально. Сейчас хочу состояться как хоккеист.


— Какой ты на льду, а какой — в жизни? Охарактеризуй себя.

— Даже не знаю. Не умею себя охарактеризовывать. На льду — больше агрессии, жёсткости. Естественно, там ты сконцентрирован, мобилизован, хочешь быть лучше всех, забить шайбу, обыграть соперника. Появляется дополнительный азарт. В жизни я более спокойный.


— Ты суеверен?

— Нет. Примет у меня нет.


— Все, кто выигрывал тот Кубок Харламова, рассказывали, что больше всего запомнилось празднование победы, а также то, что та команда до сих пор общается по WhatsApp. Ты с кем-то общаешься из той команды?

— Да. Тот же Саня Трушков — мой друг. С ним мы даже три года подряд ездили вместе отдыхать! Также дружим со Славой Ипатовым. В принципе, со всеми ребятами поддерживаем общение.


О герое. Артём Батрак (эксперт и комментатор телеканалов «Матч ТВ» и «КХЛ ТВ», обладатель Кубка Харламова-2014): 

«Когда Игорь пришел в команду, то я уже был к тому моменту «старожилом» МХЛ. У нас в команде никакой «дедовщины» не было. Но я помню, как он зашёл в раздевалку, и ему досталось то место,  которое было свободно. Ему не пришлось выбирать, как нам. Он сел около меня и Владимира Пешехонова, мы как партнёры постарше старались подбодрить, подсказывать. Он — адекватный парень, команда его приняла тогда хорошо в «молодёжке», теперь уже он и сам может давать советы. 
На тренировках было видно, что Игорь — крепкий и сильный. Был посильнее меня и многих ребят, кросс бегал лучше всех. Он — трудолюбивый игрок. Пусть на данный момент не получилось закрепиться в «Химике», так как это не так легко, у Игоря есть ещё время. Плюс из-за его силового стиля игры он часто травмируется. Поэтому я ему желаю поменьше травм в сезоне. Пусть всё сложится удачно в его хоккейной карьере».


Екатерина Колоскова, Игорь Сидоренко

«В тени рекордов»

avatar